?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Неравенство провоцирует нестабильность и подталкивает к коллапсу социальную систему.

    Не так давно журнал «Плейбой» объявил о прекращении публикации фото обнаженных моделей. Умер символ «золотого тридцатилетия» (1945–1975), доступная карьера, доступные дома, доступные машины, доступные женщины. Потребительский рай окончательно уходит в прошлое.
     Тома Пикетти, экономический гений, объяснивший, почему богатые теперь будут становиться богаче, а все остальные – и на Западе, и в России – беднее, пока не получил Нобелевскую премию по экономике, но обязательно её получит. Книга «Капитал в XXI веке» потрясла воображение экономистов и политиков, а британские лейбористы готовы на основании теории Пикетти осуществить экономическую политику по конфискационному налогообложению богатейших классов с целью не допустить дальнейшего распространения неравенства.
     Поскольку цена теории Пикетти – триллионы долларов, то, разумеется, немедленно начались нападки со стороны либеральных экономистов из Financial Times. Знакомство и с книгой, и с этими нападками убеждает, что в основном это диффамационная кампания, наподобие тех, которые заказывают табачные монополии против докладов о вреде курения.
В чем же состоит эта новая теория и какое она может иметь значение для нас в России?

1) Пикетти нанес смертельный удар либеральному рыночному консенсусу, который установился после краха коммунизма, ознаменованного падением Советского Союза и рыночными реформами в Китае.

       Представлялось, что в ХХ веке страны, сохранившие капитализм и рыночную экономику, испытывали бурный экономический рост, смелые предприниматели внедряли инновации, которые делали общество еще богаче, рос уровень образования и культуры, повышаемый свободой слова и научного исследования, разумная экономическая политика государств по кейнсианской или неолиберальной модели помогала даже самым бедным становиться богаче. Тем временем угрюмые коммунистические державы бубнили себе под нос, что капитализм – это эксплуатация человека человеком и загнивает, а на деле загнивали сами, технологически отставали, теряли эффективность и, в конце концов, пали под ударами зубастого тэтчеристского капитализма.
Пикетти с огромным массивом фактов и цифр, сведенных в понятные графики и таблицы, показывает, что эта картина неверна. Новые технологии не порождают взрывного экономического роста. Никакого волшебного рецепта экономического чуда у капиталистических экономик нет, как, впрочем, и у покойных социалистических.
      С чем же тогда был связан тот факт, что в то время как в начале ХХ века в Европе наблюдалось чудовищное экономическое неравенство, затем началась коррекция, поднявшая из глубин нищеты средний класс, снабдившая его автомобилями, хорошими домами и смартфонами?
    Пикетти утверждает, что это связано с тем, что между 1914 и 1945 годами старый европейский капитализм умер. Произошла эвтаназия старых капиталистов-собственников. Распределение национального дохода стало значительно более равномерным именно потому, что не стало слишком богатых. В Европе случилась та самая Мировая революция, о которой так долго говорили большевики, но которой они не заметили.
      Пикетти показывает, что чем выше соотношение между национальным капиталом (то есть совокупностью недвижимости, всевозможных экономических активов и прочего, что может приносить доход не в виде заработной платы) и национальным доходом (то есть суммой всех полученных выплат), тем больше в том или ином обществе выражено неравенство.
       Если национальный капитал равен 6-7 годовым национальным доходам, то это будет общество сверхбогачей, рантье, живущих на проценты или арендную плату с недвижимости. Если же размер национального капитала сжимается до 2-3 или менее национальных доходов, то большая часть дохода в обществе достается трудящимся – рабочим, ученым, госслужащим, предпринимателям.

2) Принцип «богатому прибавится – у неимущего отнимется» осознан был в глубокой древности. Деньги притягивают к себе деньги, капитал порождает еще больший капитал. Быть нищим, напротив, чрезвычайно дорого и расходно.

  Картину «прекрасной эпохи» перед Первой мировой войной создавали старые аристократы и ростовщики, к постепенно обесценивавшейся земельной собственности прибавившие всевозможные ценные бумаги, вклады и облигации, и рантье, жившие на проценты с государственного долга.
  Сравнительная стабильность, которая сохранялась в эпоху «столетнего мира» (1815-1914), способствовала тому, что представители высших классов становились «наследниками всех своих родных», концентрируя в немногих семьях огромное имущество. Большая часть национального дохода попросту не могла быть выброшена на рынок труда, заранее притягиваясь магнитами огромных состояний.
   Предпосылкой государства всеобщего благосостояния, возникшего после Второй мировой войны, стала катастрофа, постигшая Европу в период мировых войн. Настоящий Закат Европы. Первая мировая с ее разрушениями и огромными человеческими потерями. Революции, убившие сразу несколько империй – Российскую, Германскую, Австрийскую, Османскую. Кошмарная послевоенная гиперинфляция, помножившая почти все денежные активы на ноль, особенно в Германии.
   Дольше сохраняла свою стабильность Америка, где такой чудовищной концентрации, как в Европе, не было, но и за ней пришла смерть капитала в годы Великой депрессии. Чудовищные разрушения Второй мировой войны, военные долги государств, распад колониальных империй и потеря зарубежных вложений европейцев довершили дело. К 1950 году, согласно Пикетти, в отношениях капитала и национального дохода был достигнут абсолютный минимум: капитал едва превышал два годовых дохода.

3) Магнетический эффект капитала перестал работать, и большая часть дохода была выброшена на рынок труда, распределяясь в виде зарплат. Государства национализировали значительную часть промышленности и практиковали кейнсианскую финансовую политику, превратившую западные страны в своеобразную финансовую пирамиду. Государство с помощью налогов забирало значительную часть доходов, допечатывало сколько-то денег, а затем раздавало деньги всем – имущим и неимущим, включая и тех, у кого только что их забрало.

Такая модель создала действительно довольно демократичное общество равных возможностей, по сравнению с которым угрюмый коммунизм выглядел нелепо. Но предпосылкой этого общества был тот же крах старого капитала, что и в обществе коммунистическом.
    Там, где большевики прошлись с наганом и продотрядами, Европа обернула на пользу инфляцию. Фатальная экономическая ошибка в конструировании советской системы была сделана позднее, когда в ходе коллективизации были уничтожены сами основы рынка, частной инициативы, работы на себя, а не только крупный капитал.
    Вместо экстремального выражения общеевропейского пути на ликвидацию засилья капитала СССР превратился в древний Шумер эпохи III династии Ура. Но из общего ритма декапитализации советская система не выбилась.
    Послевоенный экономический рост, бывший в Европе и особенно в Германии просто-напросто восстановлением, разумеется, вел к постепенному накоплению капитала. Это были уже не старинные земли и облигации рантье, а прежде всего жилье и акции предприятий, соучастие в предпринимательстве.
    Обеспеченный европеец становился домовладельцем – это было фундаментом его личного капитала. Высокие заработки, наследственная концентрация, преимущества, предоставленные государством всеобщего благосостояния, делали всех, кто не упускал своих шансов, богаче. С жалких двух нацдоходов капитал европейцев и американцев вырос до четырех и устремился к пяти.
    И тут выяснилось, что новый капитал хочет быть таким же хищником, как и умерший старый. Он хочет получать высокие доходы с капитала, не работая, свободно распоряжаться и не делиться.
    Вошла в моду тенденция, которую мы называем тэтчеризмом – снижение налогов, преференции «бизнесу» (а на деле владельцам капитала), циничное урезание соцрасходов, проповедь идеи, что бедный беден потому, что он лентяй и неудачник. Заработать себе состояние стало все сложнее, а удачно жениться на наследнице вновь стало хорошей стратегией.

4) Аналогичные процессы произошли и в изолировавшемся от рынка и капитализма Советском Союзе. Здесь тоже шел бурный восстановительный рост. В основе социальной политики стало все больше бесплатных услуг населению.

     А главное, началось создание заново частного капитала в виде масштабного жилищного строительства. Благодаря такой политике, знаменитых «черемушек», десятки миллионов советских людей получили в руки огромный капитал, рыночная стоимость которого до падения год назад рубля колебалась от 100 до 300 тысяч евро, то есть была сравнима с капиталом средней европейской семьи из двух человек.
     Зарплаты и потребительские блага, доступные советскому человеку, были более ограниченными, чем у западных соседей. Доступные товары были часто дефицитны и худшего качества. Но зато фундаментальная форма капитала, недвижимое имущество, выдавалось даром и с невысоким уровнем коррупции. «Бизнес-стратегии» советских людей нацелены были на удержание квартир в семье и концентрацию капиталов, чему посвящена знаменитая повесть Юрия Трифонова «Обмен».
    «Человек с жильем», созданный советской властью новый капиталист, повел себя так же, как новый капиталист на Западе – потребовал признания государством свободы своего распоряжения капиталом и гарантий своих прав собственника. Не случайно Маргарет Тэтчер в СССР того времени была для обывателей культовой фигурой. Они требовали своего собственного «тэтчеризма». И получили его в виде «гайдарочубайса».
    Полученное понравилось нам не больше, чем английским шахтерам нравилась Тэтчер. «Реформаторы» начали восстановление в России капитализма не с закрепления прав собственности и постепенного высвобождения рыночного оборота доходов, а с разрушения государственной собственности, от которого «частнику» все равно проку не было и которое привело к созданию огромных незаработанных сверхсостояний клептократов-олигархов.
    Но реформаторы вынуждены были исполнить по крайней мере один пункт программы «реального капитализма» – самый некапиталистический. Совершенно задаром миллионы квартир перешли в руки тех, кто в них жил.
      В постсоветской России образовался хотя и странный по происхождению, но вполне настоящий средний класс, характеризуемый высшим образованием и наличием солидного имущества в виде собственного жилья и связанного с ним дохода (а экономисты, как подчеркивает Пикетти, записывают сумму, сэкономленную на аренде жилья, в ваш личный доход, и каждому квартировладельцу в России должен приписываться доход от 30 до 100 тысяч рублей, даже если он нигде не работает).
Не все представители этого странного среднего класса смогли сразу обеспечить себе достойные заработки, но положение постепенно улучшилось. Сейчас «человек с жильем», как правило, неплохо зарабатывает.

5) Но здесь Россия снова попала в ловушку общемировой тенденции, отмечаемой Пикетти. Его самое нервирующее многих утверждение состоит в том, что соотношение дохода и капитала в развитых странах движется по модели U. От резкого падения в первой половине ХХ века капитал вновь идет к высочайшей концентрации, производя, особенно в США, все большее и большее неравенство.

        К 2030 году в руках 1% (верхняя центиль) сосредоточено будет 25% богатства США, в руках 10% (верхняя дециль) будут 60% богатства. На долю 40% бывшего среднего класса останется лишь 25% богатства, а на долю беднейших 50% – лишь 15% богатств. Эта пирамида будет близка к той, которая обрушилась в Европе в начале ХХ века и, не исключено, тоже обрушится. Чтобы это не сопровождалось социальным коллапсом, Пикетти предлагает экстренное введение сверхналогов на капитал богачей, носящих почти конфискационный характер.
    Одновременно со стабилизацией положения среднего класса в эпоху процветания 2000-х начался и его коллапс, так как исчезли условия, которые его производили.
    Бесплатных квартир, а значит и капиталов, больше не делают. Бесплатное образование умерло. Умерли практически все «скрытые доходы» гражданина – от бесплатной медицины до права бесплатно поставить машину под своими окнами. Наш средний класс лишен возможности накапливать и при этом непрерывно должен платить. Жилой фонд стареет, естественный ход рождений и смертей ведет к концентрации наследств во все меньших руках.
    Странный средний класс исчезает ввиду слома породившего его своеобразного экономического механизма советской рекапитализации и постсоветской реставрации. Части его удается зацепиться на положении новых рантье, сдающих квартиры. Большинство же погружается в непроглядный мрак. А над всем этим хохочут топ-менеджеры корпораций и ошметки ельцинской клептократии.

6) Существуют ли способы восстановить равновесную модель, далекую от крайностей неравенства? На мой взгляд, да. И в России они не совсем те, что предлагает Западу Пикетти.

   Налоговое раскулачивание нам не поможет – мы столкнемся с чудовищным уклонением от налогов. Возможно, идеальным решением было бы повторение и постановка на поток маленковско-хрущевского социального эксперимента. То есть производство среднего класса не за счет создания ему денежного дохода, который он вполне способен сам найти на рынке, а за счет производства его имущественных условий, то есть жилья и земли (которую Пикетти, живя во Франции, сильно недооценивает – для нас усадебная земля является серьезным имущественным ресурсом), а также бесплатного образования как главного фактора, повышающего производительность труда.
   Государственная программа должна быть нацелена на то, чтобы дать гражданину, во-первых, бесплатно землю, во-вторых, практически бесплатное жилье, на условиях легчайшей ипотеки не выше средней цены аренды и со льготными условиями перевода в собственность и, в-третьих, открывая широкий доступ к бесплатному образованию. А вот уже под эти задачи можно собирать и высокие налоги, и расходовать нефтедоллары.
   Неравенство и высокая концентрация капиталов провоцируют социальную нестабильность и подталкивают к коллапсу всю социальную систему – на что обращает внимание Пикетти. В наших российских условиях коллапс имеет гораздо более жесткие формы, нежели в Европе и Америке.
    Необходимо удерживать от схлопывания ворота тюрьмы неравенства, а это у нас возможно, только непрестанно производя средний класс. Да, он у нас немного странный, как комнатное растение. Но никакого «естественно сильного» среднего класса в мире не существует. Равенство в среднем достатке везде выглядит как искусственный продукт. Именно это и удалось показать в своем исследовании автору «Капитала в XXI веке».



Оригинал статьи взят отсюда - http://worldcrisis.ru/crisis/2094786

Tags:

promo discoman april 7, 2017 08:00 67
Buy for 200 tokens
В наши дни в России музыку на компакт-дисках слушают очень немногие люди. Большинство моих друзей и знакомых крутят пальцем у виска, когда узнают, что я, как и 20 лет назад, продолжаю покупать эти переливающиеся всеми цветами радуги пластиковые блины. Откровенно говоря, я тоже лет эдак шесть не…

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
psplus2010
May. 20th, 2016 12:21 pm (UTC)
Не осилил... но, мое мнение всегда было таким: чем чудовищней война, тем лучше и проще после неё живется всем социальным группам.
Экономисты могут сколько угодно пытаться вылезти из своих экономических ям, но у них ничего не выйдет пока на поле боя не погибнут несколько миллионов человек.
Главное, держаться от этого безобразия подальше.
discoman
May. 20th, 2016 12:41 pm (UTC)
Я думаю, что даже война не спасёт средний и бедный класс от тотального вымирания.

А ты напрасно не осилил статью. Там есть хорошая фраза "Наш средний класс лишен возможности накапливать и при этом непрерывно должен платить". Если человек только платит, ничего не получая взамен от государства (тех же самых пенсий и пособий), то к концу жизни у него закончатся деньги и он будет вынужден отдать государству всё, что заработал в течение жизни, да вдобавок ещё и останется должен. То есть вместо того, чтобы передать свою собственность наследникам (как это было раньше), теперь человек будет передавать наследникам долги, которые вынуждены будут отдавать уже они, залезая, возможно, в ещё большие долги, но уже для своих детей. Действительно, какой-то мрак маячит в перспективе.
neusolga
May. 20th, 2016 12:57 pm (UTC)
У нас средний класс не доживает до того момента конца жизни, *как у него закончатся деньги*..умирают раньше(
discoman
May. 20th, 2016 02:44 pm (UTC)
Ну не все. Многие спокойно доживают до 60 лет, особенно женщины. Так что..
Да и потом умереть раньше выхода на пенсию - это тоже так себе повод для радости.
psplus2010
May. 20th, 2016 01:03 pm (UTC)
Да про мрак впереди и то, что надо отдавать больше чем зарабатываешь - и без статьи понятно. Тоже мне, человек Америку открыл :)
Я о другом пытаюсь сказать (и не только здесь) - при любой политической, экономической, социальной политике - общество скатывается к неразрешимому мирным путем кризису.
И единственное излечение любого общества (которое заведомо будет больным) - это война.
ingulez
May. 20th, 2016 12:25 pm (UTC)
Ну прав Пикетти
Интересно, правдиво. Спасибо!
discoman
May. 20th, 2016 12:32 pm (UTC)
Re: Ну прав Пикетти
Спасибо, что прочитали. А то многих отпугивает обилие букв.

Статья невероятно интересная и, самое главное, актуальная, поэтому не смог ею не поделиться.
ingulez
May. 20th, 2016 12:45 pm (UTC)
Тема своевременная )
От статьи не смог оторваться , пока не дочитал )) А т.к. я из Украины, то и тема войны как бы не чужда (
viu_vitsu
May. 20th, 2016 02:26 pm (UTC)
Статья, несомненно, интересная и познавательная, хотя бы тем, что описывается взгляд на Россию со стороны. Но это и слабое место.
Понятие "среднего класса" у нас действительно очень размыто. И далеко не все, даже из нижней его прослойки, окажутся к старости в полной финансовой дыре. При сохранении хоть какой-то традиционной ориентации в обществе значимым фактором экономического (финансового) благополучия остаётся наличие детей в семье. Здесь об этом ни слова, кроме как в контексте, что они останутся без наследства. И это только один из незатронутых аспектов.

И в качестве моего личного мнения: если человек рассчитывает на пособия и пенсии при достижении преклонного возраста, то он уже не относится к среднему классу.


Edited at 2016-05-20 02:28 pm (UTC)
discoman
May. 20th, 2016 02:52 pm (UTC)
Средний класс в России били, били, но пока никак окончательно не добьют.

Про детей хорошо в другой статье, но я не стал её сюда постить. Там написано, что у экономики России всего два главных ресурса - нефть и люди. И раз нефть упала, государству надо начать вкладываться в людей, чтобы потом (лет через 15-20) эти люди начали поднимать экономику страны. Вместо этого у людей отбирают последние накопления и по сути обрекают их, равно как и их детей, на нищету и вымирание. И если у государства останется такая же людоедская политика, то дети - это не панацея, поскольку их надо до своей старости ещё успеть поднять, а как это сделать, если доходы населения уверенно и во всех сферах падают при стабильной инфляции в 20% в год?

Естественно, если мы говорим про богачей, то у них дети - это верный способ сохранить богатства (валютный счёт в швейцарском банке, элитная квартира и всё такое).
olezhas
May. 20th, 2016 09:49 pm (UTC)
так в чем выход-то? я так и не понял, может невнимательно читал?
discoman
May. 20th, 2016 10:02 pm (UTC)
Ну если государство не начнёт обеспечивать людей подъёмным жильём (а не сегодняшней дикой ипотекой) и бесплатным образованием, то выхода у России нет.

Так что думаю, всё ты внимательно читал :)
olezhas
May. 21st, 2016 09:34 am (UTC)
насчет образования согласен.
вообще, пора опять революцию устраивать.
discoman
May. 21st, 2016 10:23 am (UTC)
Революция может быть только сверху.
Если она будет снизу, это будет гражданская война и хаос, т.е. ничуть не лучше, чем сейчас.
lady_polinas
Jun. 9th, 2016 09:03 pm (UTC)
Очень любопытно. Во многом я бы согласилась с автором.
discoman
Jun. 10th, 2016 04:00 pm (UTC)
Я практически во всем согласен.
( 16 comments — Leave a comment )

Profile

Меломан
discoman
Disco Maniac

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel